концерты (Игорь): +7 925 863 30 32
фестивали:+7 925 846 41 11
официальный сайт
 
 

О себе

        Я родилась на рассвете первого летнего дня в 1-ом  роддоме г.Горького (Нижнего Новгорода), что стоит на улице Варварке, недалеко от знаменитой  "Стрелки", где сливаются две великие русские реки - Ока и Волга, на берегах которых и прошли мои благословенные детские и юношеские годы. Мама моя, Фаина Анфимовна, только что перешла на 5-ый курс историко-филологического факультета Горьковского университета, а папа,  Борис Александрович, успешно окончив физико-технический факультет того же учебного заведения, уже 2 года благополучно трудился в должности инженера в Горьковском научно - исследовательском приборостроительном институте, с которым была связана вся его последующая жизнь.

        Из всего этого можно сделать вывод, что родилась я в очень молодой и, как это принято говорить, интеллигентной семье. И поскольку матушке моей предстоял еще целый год корпения над учебниками и защита диплома, мое воспитание было доверено любвеобильным бабушке и дедушке со стороны отца - Александру и Александре, которые почему-то сразу решили, что я буду их любимой внучкой и нарекли меня "красным солнышком". Я очень быстро научилась этим пользоваться, и детство мое раннее было таким же вольным, как и приволжская природа, которая его окружала.

        Но все хорошее когда-нибудь кончается, и к 3-му году  моей жизни, меня, буквально с криком, изъяли из этой идиллии, и увезли в город, туда, где большинство людей существует по принципу - "жить, как все", но я то не привыкла, и, что самое ужасное, не хотела привыкать "жить, как все". Поэтому и торчала, как кость в горле, сначала у воспитателей дет.сада, а затем у школьных учителей, ведь мой пример, как ни странно, вдохновлял немалую часть воспитуемых, за что мне, неформальному лидеру, доставалось "по заслугам", а, зачастую, и свыше тех заслуг. Это потом, спустя много лет, когда я стала известной певицей, мои многострадальные воспитатели и учителя "с гордостью вспоминали": - Мы всегда говорили, что эта девочка ни на кого не похожа, и она обязательно будет выдающейся личностью.

        Видимо, для достижения этой высокой цели меня более чем других, старательно пытались "подстричь под общую гребенку". Мои бедные родители быстро привыкли не особенно радоваться, услышав имя своей дочери в первых рядах лучших учеников школы, так как следом за этим, как правило, оглашался список наиболее отличившихся бунтарей и хулиганов, где мое место также было не последним.

        В общем, отрочество мое, внезапно свалившееся мне на голову вместе с поступлением в 1-ые классы общеобразовательной школы № 48 и музыкальной школы №7 г.Горького, буквально разрывалась между казаками - разбойниками, лазаньем по деревьям и прочими "невинными" дворовыми забавами - с одной стороны, и ежедневными муками за фортепиано и школьными уроками - с другой. Учеба давалась  мне легко, но мои родители почему-то считали, что сидеть и мучиться  надо все равно, видимо в этом был главный "секрет успеха" их воспитания.

        В 1970 году (недаром я люблю цифру семь) у меня родился долгожданный брат - Андрей, на которого я обратила всю свою любовь и внимание, конечно же, в ущерб моим вчерашним товарищам и играм. Но все эти пеленки, детские кухни, гулянья и колыбельные удивительным образом постепенно гармонизовали мою жизнь и в ней даже появились новые интересы и увлечения. На смену урокам музыки (муз.школу я закончила в 1973 году) пришли занятия живописью и рисунком в изостудии. Дело в том, что матушка моя к тому времени возглавляла созданный ею Музей архитектуры и быта народов Поволжья, и среди ее знакомых и друзей появилось много архитекторов, вот она и решила, что  это - лучшая профессия для творчески одаренной девушки.

        В то же время я очень сильно увлеклась литературой по искусству и истории (особенно дореволюционной России), а также поэзией, даже сама грешила стихоплетством, чем увлекла добрую половину своего, уже 9-го класса. У нас постепенно сложился некий кружок интеллектуалов из 12-ти человек, и мы частенько собирались у меня дома или у мамы в музее и обсуждали вновь прочитанные книги или новые фильмы, музицировали, пели, а также делились мечтами о будущих своих профессиях.

        Незаметно подошли выпускные экзамены, и, успешно закончив родную школу, мы все (т.е. члены нашего кружка) благополучно поступили кто куда задумал.

         Уже на 1-ом курсе архитектурного факультета Горьковского инженерно-строительного института, который славился своей худ. самодеятельностью, меня случайно услышал наш декан и "благословил" в обязательном порядке выступить за честь института на областном смотре студенческой самодеятельности, на котором я исполнила " Ave Maria" Баха - Гуно и получила свою первую в жизни 1-ую премию, которых потом было много, но эта была самая-самая.

         Так моя душа и мои мысли вновь обратились к музыке, с которой, как мне казалось, я покончила вместе с муз. школой. Да тут еще институтские друзья стали водить меня по разным подпольным рок-концертам, где играли запретную "заграничную" музыку, которая мне, воспитанной на классике девочке из хорошей семьи (у папы был чудный голос и я знала почти весь популярный теноровый репертуар) вначале не понравилась, но затем я мало-помалу втянулась в музыкальную вакханалию и вскоре сама стала с упоением разучивать так называемые     "фирменные" песенки.

        И тут опять... Случайно ? ... На одной студенческой вечеринке меня услышали деятели из культотдела Обкома Комсомола. Ребята эти, как сказали бы теперь, оказались "продвинутыми" по части музыки. И через неделю они вручили мне "запретную" пластинку  великой американской певицы Махалии Джексон с тем, чтобы я выучила один из ее спиричуэлсов и выступила уже на Всесоюзном фестивале джаз-рок музыки. Там я завоевала гран-при за лучший сольный вокал, а эта "не наша" музыка  завоевала меня, т.к. в процессе подготовки к фестивалю я влюбилась в нее окончательно и бесповоротно. Настолько, что впервые в жизни, дочь, доселе следовавшая маминым советам-указаниям почти безоговорочно, вдруг "уперлась рогом" и заявила, что архитектура - это не мое, а музыка - дело всей моей жизни. И, как ни странно, папа меня в этом поддержал. Видно, потому что сам он в свое время хотел и мог бы стать оперным певцом, но не решился, и всю жизнь об этом жалел. А я не пожалела о том своем выборе никогда.

         После победы на конкурсе в 1981 году, предложения посыпались, как из "рога изобилия", звали даже очень известные муз. коллективы, но я понимала, что еще мелко плаваю и мне многому нужно научиться. Причем научиться петь эту " не нашу" музыку можно было только там, где ее играли, т.е. в ресторане, а не в филармонии, где исполнялись песни только советских композиторов. Да, в те годы попасть на работу в "центровой" ресторан в крупном городе было труднее, чем в филармонический коллектив. Но меня взяли, хотя я и поставила условие: "Никаких "мясоедовских". Буду петь только "фирму". Когда моя мама узнала, где я работаю, у нее был шок, но я уверенно заявила: "Мама! Это - мой трамплин. Через два года меня там не будет". Мама не поверила. А зря. Но через год я уже имела огромный репертуар из самых "крутых" мировых хитов, обо мне заговорили многие известные в стране музыканты (приезжая в наш город, они часто бывали в ресторане "Нижегородский", где я пела), а через 2 года сам Олег Леонидович Лундстрем, будучи на гастролях в Горьком, специально пожаловал в наш ресторан, чтобы послушать девочку, о которой ему говорили еще в Москве, и которой он в тот же вечер сделал предложение через месяц приехать в Москву на репетицию оркестра. Было это в марте 1983 года.

        Я приехала. Пришла. Спела... Крик из оркестра: "Олег Леонидович! Эту девочку нельзя упустить. Ее нужно срочно брать в оркестр". На что Олег Леонидович ответил: "Да я и сам знаю. Но что делать с пропиской?". Ведь чтобы работать в Госоркестре, тогда нужна была московская прописка. "Вам нужно поступить в Гнесинку" - сказал Лундстрем. Так у Вас будет, по крайней мере, временная, а с ней уже можно работать.

        И вот 7 июня 1983 года, ровно через 2 года, как и обещала маме, я уволилась из ресторана "Нижегородский" и уехала в Москву вовсе не с целью ее покорить, а с огромным желанием учиться, учиться и петь. Сдала все экзамены на "отлично" и, хотя мест было всего 5 (при конкурсе 600 человек на место) и при том, что заранее было известно, кто поступит, т.к. все  претенденты уже год занимались со своими будущими педагогами, Министерство Образования выделило еще одно, 6-е место для меня и я стала студенткой самого вожделенного и единственного на тот момент музыкального учебного заведения, где преподавали лучшие люди страны.

        Не успела я "втянуться" в учебный процесс, как мне вручили кассету с  "минусовой" фонограммой оркестра и объявили, что через 2 недели я должна быть на гастролях в Латвии с выученной программой концерта в двух отделениях. Перед первым выходом на сцену меня жутко колотило от страха и тогда один из музыкантов закружил меня за кулисами и так вытолкнул прямо к микрофону. Публика, решив, что это специальный трюк, встретила молодую неизвестную певицу дружными аплодисментами и меня понесло: "Должно быть, мне родиться надо было птицей!  Ведь я живу тогда, когда пою" (слова из песни Олега Лундстрема).

        Первые гастроли прошли успешно и мне даже доверили подготовить несколько номеров по своему выбору, и я, счастливая, вернулась в Альма-матер. Училась я на "отлично" и Гнесинское начальство с легкостью отпускало меня на гастроли, не скрывая при этом "чувство глубокого удовлетворения" тем, что их студентка поет в самом "престижном" оркестре страны (джаз тогда был на пике популярности) без ущерба для учебы. И, что удивительно, я почти не тщеславилась этим, скорее испытывала тихую радость, словно путник, который идет по незнакомой дороге, и, сверяясь с картой, с удовольствием замечает обозначенные на ней пункты маршрута, убеждаясь в правильности своего движения.

        Да, у меня все получалось, и я приписывала эти удачи не своей исключительности, а тому, что мой путь был предначертан свыше,  и я шла по нему прямо, честно, и, как говорится, "добровольно и с песнями".

        В 1986 году меня опять же в обязательном порядке отрядили на первый Всесоюзный телеконкурс "Юрмала - 86", где мое выступление было отмечено двумя специальными дипломами жюри, а журналисты окрестили "русской Тиной Тернер". И опять посыпались предложения.

        К тому времени я уже насытилась джазом, и меня неудержимо повлекло в сторону рок-музыки, тем паче, что она набирала силу у нас в стране, и уже появилось несколько коллективов, играющих в этом стиле на довольно высоком уровне. Так что, окончив в 1987 году "с отличием" ГМУ им.Гнесиных я, через некоторое время, приняла предложение Криса Кельми и стала солисткой группы "Рок-ателье". Вскоре у меня появились свои песни, которые сразу же стали хитами и сама собой назрела необходимость создания собственной группы, что и случилось в 1988 году.

        В 1990 году, наконец-то, отправились в свободное гастрольное плавание с сольными концертами по бескрайним просторам СССР. Да, ну и, конечно, фестивали, конкурсы, победы и наш музыкальный "Оскар" - "Овация", как лучшей рок-певице Союза.

        Известные события августа 1991 года произошли в Москве без нас (мы были далеко от столицы). Зато в октябре 1993 года, буквально накануне противостояния у Белого дома, я пела на празднике города. Центральная сцена находилась прямо на Калининском проспекте и мы, еще ничего не зная и не понимая, видели, как, со стороны Садового кольца в сторону набережной, группами шли возбужденные люди. Уже на следующее утро, увидев по ТВ, что происходит там, у Белого дома, испытала шок. Обзвонила своих. Собрались. Накупили продуктов. Поехали. Даже еще не зная, кто там прав, кто - нет, поехали с желанием помочь тем, кто в этом нуждался. Но нас не пустили дальше Садового кольца. Разговаривали с солдатами, с людьми на улицах. Большинство из них вообще не понимало, что происходит, и зачем. Можно много рассуждать о великих идеях, о героизме, о том, почему и для чего все это произошло, но  я тогда почувствовала себя маленьким винтиком в огромном механизме, тем, от кого мало, что зависит, и я ... Я разозлилась. На себя. На всех. Я искала и не могла найти ответов на вопросы: "А для кого я пела? Зачем? И зачем дальше петь и для кого? Кому вообще в этом хаосе нужны мои песни?"

        "Коллеги" и так давно недоумевали: Зачем ты поешь "толпе" о высоких материях? Им же ничего не нужно, кроме хлеба и зрелищ, причем, "чем пошлее, тем башлее", то бишь денежней.

        Вот эти-то невеселые мысли и привели меня к желанию хоть что-то понять, и я открыла Библию. Новый Завет. И если смысла происходящего я, может, до конца и не поняла, зато отчетливо увидела промысел Божий обо мне, потому что, не случись всего этого, неизвестно, куда бы завела меня моя дорога, не приведи она меня тогда к Храму.         Следующие года три я мало гастролировала, постепенно уменьшая количество концертов, избегая эфиров и интервью. Хотелось повнимательней всмотреться в себя. Появились мысли об уединении. Может, даже, в монастыре. И опять чудо!

        Весной 1997 года мои сомнения привели меня к "великому святому старцу", как его теперь называют, протоиерею о.Николаю Гурьянову на остров Залит под Псковом. Каково же было мое удивление, когда вместо монастыря, батюшка благословил меня на брак, и даже прикровенно предсказал имя жениха и его характер. И еще сказал: "Пой на клиросе". До их пор частенько приходится слышать: "Ты что, с ума сошла? Ты же лучшая рок-певица! Да с твоим голосом "бабки нужно рубить", а ты - на клирос". И как объяснить, что все лучшее - от Бога, и ему же должно служить.

        С тех пор меня неудержимо тянуло на остров, и я частенько стала туда наведываться, обретя там, "духовную родину" и духовного отца. И потекла моя жизнь, как в сказке, только чудеса в ней были настоящие, вплоть до встречи с моим будущим мужем, которая случилась через год на ступенях храма Донского монастыря. В последствии старец благословил меня купить на острове домик, куда мы при любой возможности пытаемся вырваться всей семьей,  а дочка вообще не хочет оттуда уезжать.

        Известный рок-музыкант Алексей Белов - лидер и автор всей музыки группы "Парк Горького", популярной и у нас, и во многих странах мира, к тому времени исколесил с концертами почти весь шар земной. И вот, духовные поиски тоже привели его в храм. Лешина музыка всегда мне очень нравилась, он тоже знал обо мне, но знакомы мы не были, ведь, когда я восходила на отечественный рок-Олимп, он с группой уже уехал в Америку, штурмовать   мировой. Мы разговорились, и Леша признался мне, что очень хочет попасть к старцу Николаю, но не знает, как.

        И вот мы у старца.

"Муж твой?" - спрашивает меня с улыбкой старец.
- Нет.
Он - к Алексею: "Жена твоя?".
- Нет.
- "А вот венчайтесь" - у старца все просто.

Часто батюшка говаривал: " Где просто, там ангелов со сто, а где мудрено, там - ни одного".

А ведь и вправду, без него навряд ли разглядели б мы Божий промысел. Этой сейчас кажется, что лучше не придумать и иначе и быть не могло. Итак, в апреле 1999 года мы обвенчались, а в мае 2000-го у нас родилась дочь Анатолия, чье рождение и имя было предсказано старцем задолго до ее рождения. И как-то само собой получилось, что у нас обоих созрело желание свести до минимума концертные поездки и сосредоточиться на работе в домашней студии. Музыка к фильмам - казалось, идеальное поле деятельности, тем более что Алексей очень многоплановый композитор. А у меня появилась редкая возможность в полной мере использовать свои вокальные возможности и в классической, и в современной джазовой, и роковой манере. Когда Алексей впервые в 2001 году повез первый плод нашего семейного творчества в Америку (где шло озвучание совместного русско-американского фильма, музыку к которому написал мой муж), тамошние очень уважаемые музыканты и продюсеры были весьма удивлены, что все произведения в фильме, написанные в абсолютно разных манерах, исполняет одна и та же певица. Думаете, хвалюсь? Может быть, самую чуть-чуть. Главное, за Державу - не стыдно!!! Не все же им - нас... Удивлять.

Так и пошло. Уже не один фильм за плечами. Ну, а в кино, как в кино, чем дальше - тем интересней: выход альбома "Падаю в небо" и сольный концерт во МХАТЕ им М.Горького, выступления на фестивале "Нашествие", программа "The BEST" в Московском Международном Доме Музыки, новая программа "Территория Любви" в Крокус Сити Холле и ежегодный 3D фестиваль Dорога Dобрых Dел. Не я вернулась – это слушатели вернули меня по большому счету… В своё время разные продюсеры говорили мне: пропадаешь, давай тебя раскручивать. Я отвечала, что, когда Господу Богу будет угодно, Он так начнет меня раскручивать, что все продюсеры отдохнут.

Материалы

ПРЕСС-РЕЛИЗ

КОНЦЕРТНЫЙ ПРЕСС-РЕЛИЗ

 
   
 
Создание и поддержка сайта DotRuSite